аватар

rus_loh


rus_loh

На всякого мудреца есть 9 граммов свинца


Previous Entry Share Next Entry
Еще одно кино…
аватар
rus_loh
В середине февраля на экраны наших кинотеатров вышло еще одно «военное кино» - «4 дня в мае». Режиссер (и – что немаловажно! – продюсер) - Алексей Гуськов. Да-да, тот самый что сыграл негодяя в военной форме в «Таежном романе» и Казбека в «Августе Восьмого».
Дорос господин Гуськов… Сподобился сотворить собственный шедевр… при содействии некоего «сценарист» из Калининграда Эдуарда Резника и немецкого историка Иоахима фон Борриса. Снимался фильм (что тоже характерно) на Украине. Незалежной и самостийно-свидомой.


И что же наваяли на сей раз интернациональным коллективом инженеры человеческих душ?
А вот что…
Сюжет вкратце таков: некая разведрота останавливается в помещении некоего то ли детского дома, то ли пансионата для престрарелых – и собирается уже праздновать победу, как вдруг туда же заваливаются какие-то злые советские танкисты, которые хотят всех убить. И предварительно всех изнасиловать. «Хорошие русские» сперва дают отпор «плохим русским» в виде мордобоя, но те не унимаются – и приезжают сводить счеты и тешить похоть уже на танках. Между «хорошими» и «плохими» русскими завязывается бой не на жизнь, а на смерть. В котором «плохие» уже почти одерживают победу, но тут «хороших русских» спасают … немцы.
Которые вообще-то шли сдаваться англичанам, но ради такого случая отвлеклись – и…
В общем, следует всеобщее ликование, полный консенсус и торжество толерантности. Все рыдают – немцы от умиления, наши – от необходимости сваливать пока не поздно (кругом победителей ведь НКВД и сплошной ГУЛАГ, сами понимаете…).
Если бы эту клюкву сняли исключительно немцы (дедушка фон Борриса, между прочим геройски пал за Фатерлянд под Курском) – то все было бы понятно: вот хоцца потомкам нибелунгов хоть что-то из собственного «послужного списка» перевалить на противника…
Но… автором идеи нового блокбастера является отнюдь не фон Боррис, а сам Алексей Гуськов!
Точнее даже не он сам, а некто Дмитрий Фост. Некогда он подрабатывал «литературной обработкой» командарма 2-ой Ударной Федюнинского, а после его смерти опубликовавший в журнале «Родина» душераздирающий очерк «Русская былина»…


Дмитрий Фост
    Эту историю мне и моему другу Жене 20 августа 1968 года рассказал его отец — маршал Советского Союза К. С. Москаленко. Кирилла Семёновича срочно вызвали в Москву, и он ждал машину, чтобы ехать на аэродром. Чтобы скоротать время, Кирилл Семёнович предложил:
    — Давайте-ка, ребята, я вам расскажу одну историю про войну…
    И рассказал… Правительственная «Чайка» уже везла его на аэродром под Севастополем, а мы, ошарашенные услышанным, так и остались сидеть…
    Спустя два дня по радио сообщили, что советские войска вошли в Чехословакию. В ту самую Чехословакию, которую в 1945-м освобождала 38-я Армия генерал-полковника Москаленко.
    Позже Кирилл Семёнович часто возвращался к той истории. Не давала она ему покоя. Не даёт и мне…
    ***
    Это были последние дни Великой Отечественной войны. 
    Место действия — Передняя Померания. 
    Позади в руинах лежала Родина, уничтоженные города и надежды, искалеченные судьбы и братские могилы. Очень много братских могил — солдатских и несолдатских… 
    Те зверства, которые творились немцами на оккупированных территориях, до сих пор потрясают.
    Из материалов Нюрнбергского процесса:
    «В деревне Белый Раст Краснополянского района группа пьяных немецких солдат поставила на крыльцо одного дома в качестве мишени 12-летнего Володю Ткачёва и открыла по нему огонь из автоматов. Мальчик был весь изрешечён пулями…
    В г. Львове 32 работницы львовской швейной фабрики были изнасилованы и затем убиты германскими штурмовиками. Пьяные немецкие солдаты затаскивали львовских девушек и молодых женщин в парк Костюшко и зверски насиловали их. Старика священника В. Л. Помазнева, который с крестом в руках пытался предотвратить насилия над девушками, фашисты избили, сорвали с него рясу, спалили бороду и закололи штыком…
    Германский офицер Шварц в ответ на просьбу сотрудников яснополянского музея перестать отапливать дом личной мебелью и книгами великого писателя, а взять для этого имеющиеся дрова ответил словами: «Дрова нам не нужны. Мы сожжём всё, что связано с именем вашего Толстого…»
    «Комендант Яновского лагеря, оберштурмфюрер Вильгауз, чтобы доставить удовольствие своей 9-летней дочери, заставлял подбрасывать в воздух 2—4-летних детей и стрелял в них. Дочь аплодировала и кричала: «Папа, ещё, папа, ещё!»
    И вот теперь пришло время расплаты. Впереди — Германия, агрессор, волчье логово… Их, фашистов, никто ведь не приглашал ни под Москву, ни на Волгу, ни в Белоруссию…
    Вторая ударная армия под командованием генерала И. И. Федюнинского — героя Ленинградской блокады — стремительно продвигалась по балтийскому побережью, сметая на своём пути остатки фашистского вермахта. 1 мая 1945 года с боем взят Штральзунд, 3 мая — остров Рюген. На этом боевые действия для войск 2-й Ударной армии, по существу, закончились. Настроение — от сознания скорой победы, ожидания возвращения домой, встречи с родными и близкими — было приподнятым. 
    Командование понимало, что солдаты и офицеры устали. Рокоссовский распорядился создать дома отдыха для военнослужащих. 
    На морском побережье было много особняков, покинутых хозяевами. Вместе с членами военного совета армии и командирами корпусов и дивизий Федюнинский поехал по курортным местам острова. И поездка эта была похожа, скорее, на экскурсию. Ведь была весна. Цвели сады…
    ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ И. И. ФЕДЮНИНСКОГО
    «К обеду несколько подходящих домов было уже отобрано — задача выполнена. И вдруг внимание привлёк красивый коттедж, расположенный в глубине большого сада.
    — Заглянем сюда, — предложил кто-то из спутников.
    У входа стоял пожилой человек с аккуратно подстриженными седыми усиками. При виде нас он снял шляпу, с достоинством поклонился.
    — Шпрехен зи руссиш? — спросил я.
    — Я, ваше превосходительство, хорошо знаю русский язык.
    — Кто вы такой?
    — Из прибалтийских немцев. До революции в Петрограде у меня была табачная фабрика. Эмигрировал сюда в тысяча девятьсот восемнадцатом году.
    — Вы один живёте в особняке?
    — О нет, со мной тридцать дам.
    Все невольно переглянулись.
    — Господа, здесь живут престарелые русские эмигрантки. Если желаете убедиться, прошу! — поспешил разъяснить фабрикант.
    В просторном вестибюле особняка в креслах сидели несколько женщин, из которых самой молодой никак не меньше шестидесяти лет. Они поднялись навстречу и по одной начали представляться:
    — Графиня такая-то…
    — Баронесса такая-то…
    Странно было слышать эти пышные, известные только по книгам титулы.
    Их было шестеро. И на вопрос «Где же остальные дамы» одна из них, баронесса Эссен — вдова известного русского адмирала, распахнула шторы и пригласила всех жестом к окну. Выражение любопытства на лицах офицеров медленно сменилось изумлением. На зелёной лужайке в разных направлениях двигались, держась за натянутые бечёвки, худенькие фигурки в одинаковых платьях и белых фартучках. А прямо под окном в такой же одежде сидела на скамейке белокурая девочка лет четырёх, с чёрной повязкой на лице.
    — Господа офицеры могут видеть — мы на собственные средства содержим пансионат для ослепших девочек — жертв британских бомбардировок. Им от 5 до 19 лет. Все они сироты».
    Рюгену в годы войны досталось, как говорится, «по полной программе». Гитлеровцы разместили на острове десятки секретных биологических и химических лабораторий, на нескольких полигонах производили испытания новых образцов оружия. Именно здесь родились все виды ракет «Фау», новые модели танков и самолётов. Неудивительно, что за долгие военные годы авиация союзников последовательно превращала курортный остров в подобие лунного ландшафта… Впрочем, лаборатории и полигоны, защищённые многометровыми бетонными перекрытиями, продолжали функционировать до самого конца войны, от бомбёжек же пострадали прежде всего мирные жители.
    Изувеченные войной дети — кого это могло оставить равнодушным? Федюнинский вспомнил ослепших от голода, бомбардировок и артобстрелов детей Ленинграда, где пробыл три блокадных года. Немецкие дети ничем не отличались от них и ни в чём не были виноваты… Генерал принял решение защитить их от возможных инцидентов…
    Выдержка из политдонесения начальника политотдела 2 Уд. А. от 8.5.45 г. № 00176
    «…05.05.45 г. командованием 2 Уд. А при производстве рекогносцировки местности в северной части о. Рюген, на отрезке шоссе между населёнными пунктами Варнкевиц и Путгартен был обнаружен частный женский пансионат для слепых. В приюте содержалось до 30 слепых больных и раненых женского пола в возрасте от 4 до 20 лет. Обслуживание и содержание приюта производилось 7 эмигрантами из бывших дворян русского происхождения. В связи с тем, что прилегающее к пансионату побережье является десантоопасным, было принято решение расквартировать на территории приюта отдельную разведроту 108 ск (командир роты к-н Калмыков С. А.) с целью наблюдения и охраны прилегающего 15-километрового участка побережья. Также перед Калмыковым была поставлена задача — исходя из гуманных соображений оказать возможную первую помощь продовольствием слепо-больным и взять их под охрану…»
    Их было 32 человека — войсковых разведчиков, спаянных боями и армейской дружбой в единую семью. На их счету были многодневные рейды по немецким тылам, угнанные немецкие танки и множество вражеских «языков». За всем этим стояла постоянная групповая игра в прятки со смертью. Жизнь в разведке выработала у них не только ловкость, отвагу и умение виртуозно и профессионально убивать или похищать врагов. Главное, что отличало и отличает разведчика, — высокая нравственность и надёжность. Не случайно ведь говорят: «Я бы с ним в разведку не пошёл…» Досыта нахлебавшиеся войной и бесконечно уставшие от своего военного ремесла, герои нашего рассказа лучше, чем кто другой, знали — война не списывает ни предательства, ни малодушия, ни подлости. 
    Итак, 32 войсковых разведчика разместились в женском пансионате. Они думали, что война для них закончилась…
    Никто не знает, о чём могли говорить в эти дни старушки эмигрантки с бывалыми русскими солдатами. Наверняка о Питере — городе их юности и городе, который эти солдаты отстояли. 
    Никто не знает и о том, как складывались отношения разведчиков со слепыми девочками. Но в документах 2 Уд. А. сохранилось требование от 6 мая 1945 года, подписанное капитаном Калмыковым, на выдачу со складов 43 наименований товаров и продуктов: простыни, наволочки, котёл для приготовления пищи, крупы, консервы, мука, женская обувь малых размеров — 60 пар и 10 кг. шоколада. Через всю накладную — виза: «Изыскать и выдать! Командир 108 стрелкового корпуса генерал-лейтенант В. Поленов». 
    В нескольких десятках морских миль от Рюгена на датском острове Борнхольм находились около 20 000 немецких солдат. Их командование решило сдаться в плен англичанам, которые к тому времени заняли Данию. Тральщики, катера, яхты и рыболовецкие траулеры небольшими караванами по 2—3 судна в ночное и вечернее время перевозили солдат к пункту приёма военнопленных на острове Зеландия — главной твердыне датского архипелага. Курс этих караванов пролегал всего в нескольких милях от северной оконечности Рюгена, где стоял пансионат для слепых сирот.
    Выдержка из политдонесения начальника политотдела 2 Уд. А. от 8.5.45 г. № 00176.
    «Для обороны побережья и ведения беспокоящего огня по многочисленным разнородным плавсредствам противника, осуществлявшим переброску н-ф войск с Хельской косы и о. Борнхольм в Данию, был также выделен и расквартирован в 6 километрах от расположения отдельной разведроты 108 ск в районе маяка на мысе Арконс 137 танковый батальон 90 сд (командир батальона майор Гаврилец Вас. Юр.)…»
    Ближе к вечеру 8 мая у ворот пансиона затормозил «виллис». О том, что случилось дальше, зафиксировано в политдонесении начальника политотдела 2-й Ударной:
    «Как установлено, 08.05.45 г. около 17 часов майор Гаврилец, находясь в нетрезвом состоянии, прибыл в расположение отдельной разведроты 108 ск с целью установления взаимодействия между подразделениями. Однако в результате действий с его стороны, позорящих звание советского офицера, выразившихся в домогательствах к слепо-больным и нанесении побоев старшине разведроты ст. сержанту Гуляеву (кав. орденов Славы 3-х ст.), он был задержан капитаном Калмыковым. После отрезвления майор Гаврилец был отпущен».
    Думаю, что этот майор родился не просто «в рубашке», а в шёлковой рубашке с кружевами и художественной вышивкой. Нет, не должно было это. Невозможно понять, почему разведчики не убили этого «офицера». Такое ведь на фронте случалось нередко.
    Выдержка из политдонесения начальника политотдела 2 Уд. А. от 8.5.45 г. № 00176.
    «…Прибыв в расположение своей части и руководствуясь преступными соображениями, майор Гаврилец собрал л/с танковой роты и поставил боевую задачу — уничтожить якобы обнаруженное им подразделение «власовцев» с членами их семей, переодетое в форму бойцов КА. В 23.15 танковый батальон майора Гаврильца, выдвинувшись в район расположения орр 108 ск, открыл беспорядочный пулемётно-артиллерийский огонь по зданию пансионата с дистанции 1200—1500 м. 
    Командир орр к-н Калмыков, пользуясь низкой эффективностью огня, тёмным временем суток и рельефом местности, эвакуировал слепо-больных и обслуживающий персонал пансионата и разместил их в естественных прибрежных укрытиях в 500—600 метрах от места боестолкновения».
    Когда на территории пансионата разорвались первые снаряды, разведчики не сразу поняли, в чём дело. Ясно было одно — они подверглись нападению немцев. Но откуда взялись немецкие войска на острове, какими силами располагали? 
    Спустя несколько минут разведчики различили на броне атакующих танков красные звёзды и с облегчением вздохнули — наши. Это, конечно же, недоразумение… Они пытались вступить в переговоры с танкистами, но расчёт майора был безошибочным: с «власовцами» никто переговариваться не хотел. Танкисты били из орудий и пулемётов прямой наводкой. Ответный огонь был открыт после того, как был в упор расстрелян капитан Калмыков, державший в руке белое полотенце. 
    Но что могли противопоставить разведчики танкам? Автомат, винтовку, нож или противопехотную гранату... Силы их таяли с каждой секундой, но всё же два танка поджечь удалось… 
    Они ещё могли уйти. Уж чего-чего, а умения незаметно ускользнуть из-под носа противника им было не занимать… Нет, для разведчиков ситуация не была безвыходной.
    Ситуация была безвыходной для слепых девчушек и старух.
    Разведчики сделали свой выбор. К этому времени их оставалось не более 15. Ох как непросто было им принять такое решение 8 мая 1945 года… Но они не смогли оставить на верную смерть старух и девчонок.
    15 бойцов приняли бой с десятью танками — лучшими танками Второй мировой войны — легендарными тридцатьчетвёрками.   
    Тем временем мимо Рюгена проходил очередной караван судов, перевозивший с Борнхольма в британский плен очередную партию немецких солдат. Не нужно обладать большим воображением, чтобы представить себе состояние этих людей: отечество разгромлено, судьба родных неизвестна, а их самих через несколько часов ожидал позор плена. И вдруг сквозь кромешную мглу ночного Балтийского моря они слышат, что в нескольких километрах от них, на Рюгене, идёт бой. Что они должны были подумать? Конечно же, что там в бою с «иванами» гибнут их товарищи и чего бы им то ни стоило нужно их спасти или самим с честью погибнуть…
    Суда подошли ближе к берегу, и немцы увидели горящий русский танк. Солдаты в полной боевой выкладке стали высаживаться на берег Рюгена, готовясь к своему последнему бою.
    Выдержка из политдонесения начальника политотдела 2 Уд. А. от 8.5.45 г. № 00176
    «… Около 00.20 09.05.45 г., привлечённый картиной боестолкновения, видного со стороны моря, и желая оказать помощь предположительно своим подразделениям, участвовавшим в нём, противник приблизился на двух плавсредствах к берегу, произвёл высадку десанта численностью до 50 человек и включился в бой…»
    Богу было угодно, чтобы они высадились в нескольких десятках метров от сбившихся в кучу и охваченных ужасом слепых детей. Старушки быстро объяснили, что происходит. И немецкие солдаты бросились на помощь девятерым остававшимся в живых советским разведчикам.
    Через несколько минут всё закончилось — фаустпатроны в опытных руках не оставили никаких шансов даже лучшим в мире танкам.
    Эпилог
    Ещё не до конца сознавая значение случившегося, потрясённые, смотрели немецкие солдаты на советских разведчиков. Ещё час назад им казалось, что единственный сохранившийся общий знаменатель для немцев и русских — это ненависть. Но русские солдаты, заслонившие собой беззащитных немецких детей, вновь открыли общий для всех людей горизонт с полузабытыми ориентирами человечности, любви и великодушия. 
    Но сами герои оказались в безвыходном положении. Никто из них не сомневался, какая участь ожидает наших разведчиков в ближайшие часы. Ведь, действуя совместно с подразделением вермахта, они уничтожили танковый батальон Красной армии, который на весах Фемиды военного образца перевешивал любые нравственные аргументы. 
    В этот момент, похоже, вмешалось Провидение, принявшее обличье моряка, гражданского капитана датского судна Торвальдсона, перевозившего немцев с Борнхольма. Он вспомнил, что по субботам из шведского порта Мальме уходит в Лиссабон пароход под нейтральным шведским флагом. По дороге он заходит в испанский порт Ла-Корунья. Досмотру или сопровождению в пути следования корабль не подвергается. Капитан берётся посадить разведчиков на этот пароход, но идти надо под советским флагом, иначе их могут остановить английские патрульные катера…
    Разведчики согласились. Выбора у них не было. Казалось, этот треклятый мир, залитый кровью, лишивший их в одночасье права на победу, на родину, на любовь и жизнь, сам отторгал их. 
    Всё получилось так, как было спланировано. Только одно обстоятельство дополнило план Торвальдсона — на борт вместе с разведчиками пересели старухи, слепые девочки и немецкие солдаты. Вскоре пароход скрылся за горизонтом…
    Высадились ли эти люди в испанской Галисии или доплыли до Лиссабона, где обосновались потом, — знает только Бог.

В этой былине главное - ссылка на  докУмент:

Выдержка из политдонесения начальника политотдела 2 Уд. А. от 8.5.45 г. № 00176.
«Для обороны побережья и ведения беспокоящего огня по многочисленным разнородным плавсредствам противника, осуществлявшим переброску н-ф войск с Хельской косы и о. Борнхольм в Данию, был также выделен и расквартирован в 6 километрах от расположения отдельной разведроты 108 ск в районе маяка на мысе Арконс 137 танковый батальон 90 сд (командир батальона майор Гаврилец Вас. Юр.)…»


Однако версия в целом оказалась настолько бредовой, что даже известный демко-исторег Б.Соколов засомневался:

Публикации Дмитрия Фоста в «Родине» и других периодических изданиях, а также в Интернете о последнем бое Второй мировой войны в Европе на острове Рюген привлекли внимание общественности. Прочитанное впечатляет. Тут и ставшая модной в последние годы тема советских зверств в Германии, и герои-немцы, помогающие русским героям-разведчикам отстоять несчастных обитательниц приюта, ослепших жертв англо-американских бомбардировок от насильника-майора. Замечательная мелодраматическая история, готовый сценарий для сериала – смесь «мыльной оперы» и военного боевика.
    Однако многие детали, изложенные в «Русской былине», явно придуманы и не соответствуют реальным фактам. Так, в 1945 году в составе советских стрелковых дивизий не существовало отдельных танковых батальонов. В составе 2-й ударной армии был 46-й гвардейский отдельный тяжёлый танковый полк, но в его составе были не Т-34, а тяжёлые танки ИС-2. Кроме того, в состав отдельного полка входили не только танковые подразделения, но и рота автоматчиков, так что картина боя должна была быть совсем иной: не танки против пехоты, а танки с пехотой против пехоты, и в таком случае разведчики вряд ли бы смогли продержаться до подхода немецкого подкрепления. Во 2-й ударной армии также были два самоходно-артиллерийских полка, 1196-й и 1176-й. Один из них теоретически мог быть размещён на острове Рюген. Но, опять-таки, он никак не мог быть вооружён тридцатьчетвёрками, а СУ-76 (именно эти самоходки были в составе обоих полков); опять-таки, в состав самоходно-артиллерийского полка входила рота автоматчиков.
    Кроме того, крайне сомнительно размещение одного из перечисленных трёх полков на острове Рюген для ведения огня по немецким транспортам. Даже 122-миллиметровые пушки ИС-2 для стрельбы по транспортам вряд ли годились, не говоря уж о СУ-76. И немцам, которые искали убежища в Дании и в занятых западными союзниками германских портах, в ночь на 8 мая не было никакого смысла близко подходить к Рюгену, давно уже занятому советскими войсками, и тем более идти на риск высадки там десанта в условиях, когда 7 мая вермахт уже капитулировал в Реймсе и 8 мая должен был прекратить боевые действия. Немецкие корабли шли на большом расстоянии от Рюгена, чтобы услышать шум начавшегося там боя.
    Но даже если рассказанное Фостом и правда, то ещё можно понять, почему девять уцелевших разведчиков не горели желанием встретиться с родным Смершем. Совершенно невероятно, что немецкие участники боя на Рюгене вдруг все внезапно решили спасаться бегством то ли в Испанию, то ли в Португалию. Окажись они в английских лагерях военнопленных на севере Германии или в Дании, им бы ничего не грозило. Ведь, согласно Фосту, у немцев потерь убитыми или ранеными в том бою не было, а значит, и установить, какая именно часть высаживалась на Рюген, советская сторона была не в состоянии. И неужели никто из 50 немцев, будто бы высаживавшихся на Рюген, не уцелел в английском плену и потом, после освобождения, не написал бы сам или не рассказал бы журналистам о таком сенсационном событии в 1950-е или 1960-е годы, когда об этом уже можно было говорить.
    Кстати сказать, в корпусе по штату не было отдельной разведроты. Речь могла бы идти только о комендантской роте.

    Ещё один небольшой вопрос к Дмитрию Фосту: почему он нигде не указывает фамилию автора цитируемого им политдонесения? Если документ действительно у него в руках, она должна была быть там указана. Может быть, дело в том, что никакого документа в руках у историка не было, а фамилию начальника политотдела 2-й ударной армии он просто поленился выяснить? Для сведения сообщаю, что в мае 1945 года политотдел 2-й ударной армии возглавлял полковник Константин Иванович Калугин. Отмечу также, что в разных публикациях Фост изменяет некоторые детали документа. Так, в «Родине» фигурирует «137-й танковый батальон 90 сд (командир батальона майор Гаврилец Вас. Юр.)» (те же данные и в том варианте «Русской былины», что был опубликован в журнале «Вокруг света»). В публикации  в «Литературной газете» речь идёт о танковом батальоне 372 сд (командир батальона майор Ч.), а в сценарном плане художественного фильма «Фуэте», который Фост разместил на интернет-сайте телеведущего Владимира Соловьёва, упоминается «танковый батальон 372-й сд (командир батальона майор Чуприна В. Р.)».
    Хотелось бы, чтобы автор раскрыл источник информации: откуда был взят документ, и если соображения секретности не позволяют назвать точную единицу архивного хранения, то пусть укажет хотя бы, из какого архива взято скандальное политдонесение

Интересующиеся люди поискали в сети и выяснили, что на 1.05.1945 года в 90-й стрелковой дивизии были: 
19-й стрелковый Выборгский Краснозамённый полк 
173-й стрелковый Выборгский полк 
286-й стрелковый полк 
96-й артиллерийский полк 
149-й гаубичный артиллерийский полк — до 05.08.1941 
54-й отдельный танковый батальон (до 06.1941) 
66-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион 
206-й отдельный зенитный дивизион 
387-й миномётный дивизион (с 06.08.1941 по 19.10.1942) 
44-я разведрота 
17-й отдельный сапёрный батальон 
69-й отдельный батальон связи 
26-й медико-санитарный батальон 
59-я (53-я) отдельная рота химический защиты 
177-я (54-я) автотранспортная рота 
168-я полевая хлебопекарня (16-й полевой автохлебозавод) 
215-й дивизионный ветеринарный лазарет 
325-я полковая артиллерийская мастерская 
286-я (856-я) полевая почтовая станция 
119-я полевая касса Госбанка 

А еще вскоре Фост наткнулся на историка Алексея Исаева, который ткнул "срывателя покровов" носом в то, что:  
1. в стрелковых дивизиях 1945 года не было танковых батальонов
2. противотанковый дивизион 90 сд (единственный, который в дивизии мог иметь что-то похожее на танки) имел номер 66!
И что? Херр Дима Фост тут же сдулся и заявил, что специально придумал эту историю, «чтобы укрепить «русско-германскую дружбу»!
И знаете, что во всей этой истории самое печальное? Что это кино-говно (вдрызг провалившееся в прокате в Германии) уже успело получить в России на IX фестивале военного кино имени Юрия Озерова аж два приза за – один специальный (от жюри) … и зрительских симпатий.
Вот так…




  • 1
Сука, Гуськов....

Совершенно верное определение (с) И.Сталин

Не "верное", а "точное". И не Сталин.
Перевод подвёл?бывает.

он не сука, он чмо

А Фост - еврей ?

Скорее - немец :)

Всё же -еврей !

Еще одно кино…

User shalopaj referenced to your post from Еще одно кино… saying: [...] Оригинал взят у в Еще одно кино… [...]

http://img13.imageshost.ru/img/2012/05/04/image_4fa3c38b65fb8.jpg

О демонстрации фильма "Четыре дня в мае" на НТВ

Пользователь mpolikar сослался на вашу запись «О демонстрации фильма "Четыре дня в мае" на НТВ» в контексте: [...] PS. Объяснение, почему сюжет основан на фальшивке , тут -http://rus-loh.livejournal.com/73900.html [...]

Об одной планируемой мерзости.

Пользователь d777k сослался на вашу запись «Об одной планируемой мерзости. » в контексте: [...] и выше по ссылкам - обсуждение, почему это выдумка, и как выдуманность доказывается [...]

Виктор Залгаллер (Израиль)
в своих воспоминаниях описал события тех дней на Рюгене.
Ни Фост, ни Гусков даже не удосужились посмотреть в Википедии историю острова, где есть ссылка на указанные воспоминания.

Во имя новых политических реалий каждый народ должен придумать свою Стеллу Кренцбах.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account