Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Как президент Бенеш хотел было утром 30 сентября 1938 г. воспротивиться Мюнхенскому сговору...

... но уже к обеду передумал

День 30 сентября для Чехословакии по-особенному позорный. Именно в последний день сентября 1938 года правительство Чехословакии согласилось принять условия Мюнхенского сговора и без сопротивления отдать гитлеровской Германии пограничный Судетский район. Страна, согласившаяся отдать агрессору кусок своей территории, превратилась из субъекта международных отношений в «предмет переговоров», о котором никто и не вспомнил, когда Гитлер оккупировал её окончательно. Да и в послевоенный период за чехами укрепилась слава народа, всегда готового сдаться. 

Collapse )
promo rus_loh september 14, 2014 11:39 6
Buy for 10 tokens
Песня В.Цоя, а вспоминается почему-то Макаревич...
аватар

А был ли в плену сын Сталина ?

Это знаменитое фото - откровенная постановка. По официальной версии Яков Сталин попал в плен в гражданской одежде. А на этой фотографии он (точнее - тот, кто его изображает) в армейской шинели.
Это знаменитое фото - откровенная постановка. По официальной версии Яков Сталин попал в плен в гражданской одежде. А на этой фотографии он (точнее - тот, кто его изображает) в армейской шинели.

ПРИВЫЧНЫЙ ХОД ВЕЩЕЙ

По устоявшейся, известной истории пленения и гибели сына Иосифа Сталина сцепление событий шло следующим образом. Яков Джугашвили прибыл на фронт в конце июня 1941 года, с 4 июля участвовал в боях, попал в окружение, закопав документы, переоделся в гражданское (и приказал сделать то же самое своим подчиненным...), но 16 июля оказался в плену, был этапирован в сборный лагерь Березина, где еще не был опознан, но 18 июля 1941 года был первый раз допрошен уже как сын Иосифа Сталина. Далее Яков Джугашвили якобы выступил с заявлением, что борьба против германских войск бессмысленна. Текст заявления даже печатали на листовке, служившей для советских солдат «пропуском» в немецкий плен. Там же была и фотография Якова Джугашвили. Кроме того, существует листовка с текстом записки, якобы написанной Яковом и адресованной отцу: 

«19.7.41. Дорогой отец! Я в плену, здоров, скоро буду отправлен в один из офицерских лагерей в Германии. Обращение хорошее. Желаю здоровья. Привет всем. Яша». 

Collapse )
аватар

Кто про что, а ляхи опять про Катынь

Поляки с «Мемориалом» старательно рекламируют гёббельсову липу и сочиняют всё новую

В сообщении ««Катынское дело» готовят к эксгумации»: «В деле расстрела польских граждан сотрудниками НКВД появляются не публиковавшиеся ранее документы» верны разве что даты польских «раскопок» мемориала в Медном со вбросом предметов в отдельный раскоп (в самом захоронении, вопреки сказанному в статье, ни одежды, ни других предметов польского происхождения не найдено). Во всяком случае, если у Вас попросят деньги на издание очередной липы, можете дать ссылку на эту мою заметку.

аватар

Основная проблема коммунистов

Знаете, какая основная проблема современного коммунистического движения? Русскоязычного, по крайней мере, за мировой масштаб я говорить не буду. Раздробленность? Нет. Антикоммунистическая пропаганда? Нет. Преследования? Нет. Пассивность трудящихся? Нет.

Основная проблема - это неспособность учиться на собственных ошибках.
И без решения этой проблемы вряд ли возможно преодолеть все остальные. Казалось бы - история XX века, сопряженная со взлетом коммунизма и левых идей, и с их последующим падением - дает богатейший материал для анализа. Однако... Однако история левого движения, для современных коммунистов и их сторонников, сплошь и рядом становится нечто вроде религиозной догмы, где есть золотой век СССР и последующее грехопадение человечества.

При постановке важнейшего вопроса "а почему собственно пал СССР?", ответ обычно сводится (если выплеснуть воду) к банальному "во всем виноваты враги!". Ответ настолько же универсальный, насколько и бесполезный для анализа.

Отчего так? Да оттого, что проведение настоящего, без дураков, анализа, требует и проведения работы над ошибками, и признания этих ошибок, а ошибки там нарисовываются такого масштаба и количества, что ой. Дров наломали изрядно. Собственно, иначе и не получилось бы потерпеть неудачу со столь мощной и прогрессивной идеей.

Однако, в рамках псевдорелигиозного мышления, признавать эту поленницу дров никак нельзя.

Collapse )
аватар

К вопросу о причине плохого знания И. А. Серовым катынской мифологии

Оригинал взят у zdrager в К вопросу о причине плохого знания И. А. Серовым катынской мифологии

Эссе мемуарно-исследовательское

В последнем обновлении Милитеры обнаружилась любопытная книга -

Серов, И. А. Записки из чемодана: тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти / под ред., с коммент. и примеч. А. Хинштейна. — М.: Просвещение, 2016. — 702 с.

Иван Александрович Серов (1905-1990) - очень интересный человек, занимавший в 1939-63 годах высокие должности в НКВД, КГБ и ГРУ. Появление книги залегендировано так: якобы в 2012 году на его даче нашли замурованный тайник с двумя чемоданами, в которых обнаружились дневники И. А. Серова, которые он тайно вел на всем протяжении своей службы и позднее обрабатывал и систематизировал в долгие годы отставки. Не берусь оценивать и анализировать все семьсот страниц текста, меня прежде всего заинтересовало, что И. А. Серов, как человек из числа руководства НКВД, может нам рассказать про любимую мою тему Катыни.

Отвечаю сразу, чтобы не интриговать:


Collapse )

И. А. Серов ничего не знает про реальную судьбу польских офицеров, полицейских и прочих должностных лиц, содержавшихся в трех известных лагерях. И. А. Серов очень плохо знает катынскую мифологию, геббельсовский миф о том, что их якобы расстрелял НКВД по приказу Сталина.

И. А. Серов связан с катынской историей в трех интересных сюжетах.

Во-первых, в 1940 году он был наркомом внутренних дел Украины, и потому именно он должен был, согласно нацистскому мифу, расстрелять 3820 поляков в Пятихатках под Харьковом и украинскую часть из 7305 поляков, расстрелянных в анонимных лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии. Не лично, конечно, расстрелять, а приказать своим подчиненным сделать это, проконтролировать процесс и доложить в Москву об исполнении. Некоторые дурналисты и пейсатели пишут, что И. А. Серов руководил расстрелом поляков в Катынском лесу, этого не могло быть даже в виртуальной реальности нацистского мифа, так как, повторю, И. А. Серов тогда служил на Украине.

Во-вторых, согласно утверждениям лидера советских нацистов А. Яковлева, в известном сборнике фальшивок, именуемом "Особой папкой", присутствовала и некая "записка Серова", позднее она исчезла и в канонической опубликованной версии содержания "Особой папки" эта записка отсутствует.

В-третьих, в литературе иногда И. А. Серова обвиняют в зачистке архивов в хрущевские времена с целью уничтожения документов о своей и Хрущева ответственности за массовые репрессии в период ежовщины. Насчет хрущевской ответственности еще можно допустить, но сам И. А. Серов был переведен в НКВД из армии в приказном порядке только в 1939 году, потому никакой ответственности за репрессии 1937-38 годов не нес.

Но в книге И. А. Серова ни про что из трех перечисленных пунктов нет ни слова.

Может, скрывает, замалчивает? Нет, не замалчивает. Катынская тема в книге И. А. Серова упомянута в трех местах, причем сам И. А. Серов принимает геббельсовский миф и говорит об ответственности СССР за катынский расстрел. Посмотрим, как он про это говорит.

Глава "Вторая встреча с полковником Окулицким. 1941 год (август-октябрь)"

"В октябре 1941 года в Москву прилетел польский генерал Сикорский из Лондона, где он возглавлял Польское правительство в изгнании, с которым СССР установил дипломатические отношения. На приеме у Сталина Сикорский договорился, что из числа поляков, проживающих в СССР, в том числе генералов и офицеров, следует организовать польскую армию, которая будет воевать с немцами.

Один раз вызвали меня к наркому, смотрю — в приемной сидит Окулицкий, который сразу меня узнал и встал. Я поздоровался и вошел в кабинет. Там сидели Кобулов и Меркулов, которые получили указание в срочном порядке пошить польское обмундирование генералам Андерсу и Окулицкому и собрать всех поляков-офицеров и дать телеграмму, чтобы их отправили в приличном виде в Саратовскую область, где будут комплектоваться две дивизии. Вот тут-то Кобулов опять и завертелся. Я сначала не знал, почему он смутился после такого указания, а потом от начальника тюрьмы Миронова узнал, что Кобулов руководил «операцией Катынь», где производились спецмероприятия в 1940 году по полякам".

Глава "Взятие Варшавы. 1945 год (январь)" .

Мимоходом:
"Поляки не могли простить нам советско-германский пакт 1939 года, воссоединение Западной Украины и Белоруссии и пропажу польских офицеров и сержантов в 1939 году, которая вылилась в Катынское дело, т. е. массовые могилы поляков под Смоленском";

и чуть далее:

"Польская армия Андерса, которая уже насчитывала более 70 тыс. человек и 40 тыс. членов семей, сбежала из СССР в трудный для нас момент в Иран, когда немцы подошли к Сталинграду. Правда, пользы от Польской армии Андерса было бы немного, так как большинство офицеров были реакционно настроены. Не стоит писать о «катынском деле», но в тот период в результате шумихи, поднятой поляками, были прерваны дипломатические отношения между СССР и правительством Сикорского".

И, наконец, в главе "Май-июнь 1944" без всякой связи с предыдущим и последующим текстом вставлен такой вот абзац:

"Забыл записать, что еще в январе 1944 года было опубликовано сообщение нашей комиссии по Катынскому делу. В составе комиссии были академик Бурденко, митрополит Николай, писатель А. Толстой, нарком просвещения Потемкин и др. И тут жирный Кобулов отделался испугом".

Итак, насколько же был знаком И. А. Серов с геббельсовским катынским мифом? На двоечку с плюсом.

Он знал, что польские офицеры были расстреляны в Катынском лесу. Он не знал, что, согласно геббельсовскому мифу, их расстреливали еще в двух конкретных локациях - Калинине и Харькове, и в неопределенных местах в Западной Белоруссии и на Западной Украине. Причем органы НКВД Харькова и Западной Украины в 1940 году были под его, И. А. Серова, руководством. Он не знал, что его самого будут обвинять в этих мифических расстрелах в Харькова и на Западной Украине.

Он знал, что "спецмероприятия в 1940 году по полякам" назывались «операцией Катынь», это неверно. Эти спецмероприятия так называться в 1940 году технически не могли, так как на самом деле под Смоленском польские офицеры были расстреляны не в Катыни, а в Гнездово, а название соседнего поселка Катынь было за уши притянуто к этому событию в качестве бренда польскими нацистами только в 1943 году для психологического воздействия на польскую аудиторию ("кат" - палач).

Он знал, что Кобулов руководил «операцией Катынь», это неверно. Кобулов там был не руководителем, а лишь одним из членов тройки, причем не первым номером (Меркулов, Кобулов, Баштаков). Решение же, согласно геббельсовскому мифу, принималось лично Сталиным, руководил всем лично Берия, Кобулов же был лишь исполнителем.

Он знал, что тема Катыни дает повод в мемуарах всласть попинать Кобулова: "тут-то Кобулов опять и завертелся", "и тут жирный Кобулов отделался испугом". Он не знал, что у Кобулова не было причин ни вертеться, ни пугаться - повторю, согласно геббельсовскому мифу, Кобулов не был ни инициатором, ни руководителем Катынского расстрела. И. А. Серов возводит на Кобулова напраслину, обвиняет его в том, в чем Кобулов не был виноват, и просто пользуется катынской темой как предлогом лишний раз унизить давно уже мертвого Кобулова. Можно сделать уверенный вывод, что И. А. Серов испытывал к Б. Кобулову очэн сылный нэпрыязн.

Итак, уровень знаний И. А. Серова по катынской мифологии вполне соответствует уровню знаний среднего читателя раннеперестроечной прессы, ранее 1989-92 годов, до того времени, когда катынский миф был уже сочинен в более-менее полном виде, когда была изготовлена "Особая папка" (куда даже попытаются неудачно подбросить и некую фальшивку, якобы написанную самим И. А. Серовым) и отечественные нацисты начали писать многочисленные высокохудожественные книги и статьи про геноцид цвета польской нации краваымсталеным. И. А. Серов всего этого уже не знал, потому что в 1990 году умер.

То, что он успел узнать о Катыни, он узнал из прессы середины 1980-х как пенсионер. Как бывший руководитель НКВД-КГБ-ГРУ он про Катынь не знал ничего.

аватар

Когда Гайдар был маленький, с кудрявой головой...

Оригинал взят у marss2 в Егор Гайдар и печник
О боже, прочла по случаю (все оно, любопытство дурацкое) книгу для детей Мариэтты Чудаковой "Егор" - про Егора Гайдара. Она гастролирует с ней по стране, и после прочтения "Егора" школьники пишут сочинения, типа конкурс какой-то. Вот примеры сочинений:

"Маленький Егор рос очень жизнерадостным и любознательным мальчиком, у которого было много друзей С самого детства родители привили ему "либеральные порядки": не разрешалось говорить неправду, лениться, сквернословить и плохо относиться к старшим.....
...Слово честь" не было для Егора пустым звуком. Памятный с детства эпиграф к "Капитанской дочке" вошел в плоть и кровь. По словам М.Чудаковой, будущее человека очевидно уже в детстве. Если он по-настоящему хочет кем-то стать - шаги в нужную сторону он сделает очень рано. А если не сделает - значит, ничего не хочет. Егор по-настоящему хотел добиться многого в жизни.
Collapse )
Ну что, господа-товарищи? Не нравились вам в свое время октябрята-пионеры? Хотели деток от идеологической накачки оградить?
Кушайте теперь, не обляпайтесь.
аватар

Амерская карта лояльности населения Украины советскому режиму... и результаты кой-чего

Оригинал взят у marss2 в карта лояльности населения Украины советскому режиму

ЦРУ рассекретила документы 1957 года по исследованию антисоветских настроений и планированию специальных операций в Украине.

Одна из самых интересных частей доклада - карта лояльности населения Украины советскому режиму.
Ее составили на основе четырех главных факторов: этнический состав регионов, отношение к большевикам в 1917-1921 годах, отношение к немецкой оккупации и партизанским движениям, а также количество случаев вооруженного сопротивления советской власти.
По этим критериям Украина разделена на 12 регионов - от самых лояльных до тех, которые воспринимают коммунистов меньше всего.
Наиболее лояльными к советскому режиму американцы определили Крым и часть Донбасса - промышленные районы Луганской и Донецкой областей.
Про Крым:
"В Крыму у населения практически нет настроений против режима и они вряд ли будут помогать специальным силам"
Интересная цитата по поводу промышленных районов Донбасса:
"Местное население считает себя жителями российского острова в украинском море и идентифицируют себя с советской властью" Напоминаю, это 1957 год.
Фактически, после Крыма и Донбасса, американцы следующими по лояльности к советской власти назвали Одессу и Харьков.
Кроме того, американцы отмечают полмиллиона перевезенных в Херсонскую и Николаевскую области украинцев с Западной Украины с "более проукраинскими настроениями".

Collapse )
аватар

Статья про Катынь. Не моя - сразу предупреждаю.

Когда за державу обидно…

Почему властям России не очевидно то, что ясно даже американцу.
Летом прошлого года во Франции вышла небольшая монография известного американского историка Гровера Ферра «Катынский расстрел». В ней автор в очередной раз обращает внимание не вопиющие несуразности «официальной» версии, возлагающей на НКВД ответственность за убийства польских военнопленных под Смоленском, Калинином (Тверью) и Харьковом, и датирующей эти события весной 1940 года.
Совсем недавно переведённая на русский работа Ферра была издана и в России. Причём, произошло это без всякого участия нашего государства, которое не заметило (или сделало вид, что не заметило) появления книги.

Необходимые деньги были собраны энтузиастами-общественниками. Правда, из-за этого тираж у книги получился совсем крошечным, всего 250 экземпляров. С другой стороны, это же не очередное творение Акунина, да и тема, которую затронул Ферр, мягко говоря, не совсем удобная. Так что спасибо и на этом.
Особое внимание в «Катынском расстреле» американский историк уделил до сих пор не получившим широкого распространения материалам польско-украинской археологической экспедиции, проводившей раскопки во Владимире-Волынском в 2010-2012 годах. Тогда ученые, исследуя место, где стоял замок короля Казимира, наткнулись на массовые захоронения, которые сначала попытались представить «очередным свидетельством преступлений НКВД». Однако найденные в могилах немецкие гильзы, расположение останков, уложенных по так называемой «системе Еккельна», и ряд других обстоятельств указывали на то, что люди были расстреляны нацистами осенью 1941 года.
Настоящей сенсацией должно было стать обнаружение на месте захоронения четырёх польских полицейских жетонов. Два из них принадлежали офицерам польской полиции Йозефу Кулиговскому и Людвику Маловейскому. До сих пор считалось, что они были расстреляны НКВД в селе Медное под Калинином, в сотнях километров от Владимира-Волынского. Но из итогового отчета о результатах раскопок сведения о находке жетонов были удалены, также не были названы имена двух других полицейских. Поэтому таблички с именами Кулиговского и Маловейского до сих пор находятся на территории мемориала в Медном, где поляки ежегодно устраивают поминальные мероприятия в память о «соотечественниках, безвинно погибших от рук кровавых сталинских палачей».
Но Гровер Ферр с этим категорически не согласен. По его мнению, обнаружение полицейских жетонов во Владимире-Волынском вкупе с другими нелепостями официальной трактовки «катынско-медновского дела», на которые он тоже обращает внимание в своей книге, как минимум, заставляют усомниться в устоявшейся версии, согласно которой, чекисты по приказу Сталина и Берии уничтожили польских военнопленных в апреле-мае 1940 года.
В общем-то, американский историк не сообщил ничего принципиально нового для тех, кто реально интересуется проблемой Катыни и пытается в ней разобраться. О том, что «официальная» версия тех событий не может быть правдой, много и обстоятельно писали Юрий Мухин, Сергей Стрыгин, Алексей Плотников, Елена Прудникова и другие российские исследователи. Однако до сих пор за рубежом их работы не публиковали. В лучшем случае их комментировали, - исключительно в истерично-критическом ключе. Впрочем, намного чаще мнение тех, кто считает, что поляков убили немцы, предпочитают просто не замечать. Уж больно удобным для многих стал миф об ответственности СССР за это преступление. 
Поэтому небольшая монография Ферра имеет колоссальное значение для доведения до зарубежной аудитории альтернативной точки зрения.
Между тем, можно с полным основанием утверждать, что «официальная» версия катынского преступления, основы которой были заложены главным нацистским пропагандистом Геббельсом, а по прошествии десятилетий, к радости поляков, «творчески развиты» отечественными либеральными «правдоискателями», оказалась полностью несостоятельной.
Её авторов и активных сторонников многократно уличали в нестыковках, подлогах, противоречиях и умышленном искажении фактов. Например, Юрий Мухин в книге «Подонки истории» приводит 37 признаков, недвусмысленно указывающих, что якобы обнаруженные в «архивах ЦК КПСС» в 1991 году «документы» из пресловутого сверхсекретного «особого пакета №1», который якобы передавался от генсека к генсеку (т.н. докладная Берии ЦК ВКП(б), выписки из протоколов Политбюро от 5 марта 1940 г. и «письмо Шелепина»), являются подделками. Причём, сработанными весьма топорно.
А других «прямых» доказательств того, что поляки были убиты «сталинскими палачами» под Смоленском, Калинином и Харьковом весной 1940-го, просто не существует. Более того, если в Катынском лесу действительно есть могилы, в которых лежат немногим более четырех тысяч поляков, то ни в Медном (под Тверью), ни в Пятихатках (под Харьковом) никаких многотысячных захоронений, связанных с поляками, нет. И в том, и в другом месте следователи Главной военной прокуратуры СССР и присланные из Варшавы делегации «экспертов», перекопав экскаваторами местные кладбища, нашли суммарно четыре сотни останков, предположительно принадлежащих польским офицерам. При этом только несколько десятков из них имели следы от пуль в черепах. 
Миф о том, что под Тверью и Харьковом закопаны тысячи убиенных польских военнопленных, возник сравнительно недавно. Он был необходим, чтобы дотянуть общее число погибших военнопленных до цифры, озвученной еще Геббельсом. До того, как «правдоискателями» было «открыто» захоронение в Медном, в качестве мест убийства военнопленных из Осташковского лагеря назывались и окрестности Бологого (того, что где-то между Ленинградом и Москвой), и даже дно Белого моря.      
Реальность же была такова. После того, как в результате агрессии Германии в сентябре 1939 года Польша перестала существовать, в СССР оказалось несколько тысяч польских офицеров, полицейских, сотрудников спецслужб и чиновников. Вопреки устоявшейся точке зрения, Советский Союз тогда на Польшу не нападал, ибо к 17 сентября, когда части РККА вошли в Западную Украину и Белоруссию, это уже было не государство, а никем не управляемая территория.
Сначала поляков содержали в лагерях для военнопленных, созданных в Козельске, Старобельске и Осташкове. Причём, в юридическом смысле военнопленными они стали только после того, как в ноябре 1939-го окопавшееся во французском Анжере правительство Сикорского объявило войну Советскому Союзу. В этих условиях выпускать поляков на свободу было нельзя. Поэтому с ними поступили следующим образом. После разбирательств среди них выявили тех, кто совершил реальные преступления против нашей страны и её граждан в 1920-1930 годах. Часть из них – не более тысячи человек – действительно расстреляли. Около 400 офицеров, не проявлявших враждебности к советской власти, перевели в лагерь в Грязовце, откуда они потом вступили в армию Андерса. Основная же масса была решением Особого Совещания при НКВД признана социально опасными и осуждена на сроки от трёх до восьми лет с отбыванием наказания в ГУЛАГе. В трёх таких лагерях под Смоленском они и находились до начала Великой Отечественной.
Из-за стремительного наступления группы армий «Центр» эвакуировать поляков оттуда не удалось (по некоторым данным, они сами этого не хотели и даже подняли подобие восстания). Так лагеря и их обитатели оказались в распоряжении немцев. Нацисты, считали, что вся польская элита, к которой принадлежали и захваченные под Смоленском офицеры, должна быть уничтожена (на эту тему неоднократно высказывались и Гитлер, и Геббельс), дабы устранить саму возможность организации сопротивления оккупационному режиму. Поэтому осенью 1941-го поляки были расстреляны.
В тот момент гитлеровцы считали, что победа в войне уже близка, и поэтому не особо беспокоились о том, чтобы скрыть следы своих преступлений. Иначе как объяснить наличие в могилах немецких гильз и немецкого шпагата, которым были связаны руки расстрелянных.
Ситуация в корне изменилась в 1943-м, когда после Сталинграда стало очевидным, что Германия может потерпеть поражение. Нацистам было необходимо внести раскол среди союзников и сплотить Европу вокруг Третьего рейха на основе страха перед «зверствами русских». Для решения этих задач ведомством Геббельса и было устроено «катынское шоу», представляющее убийство поляков делом рук «комиссаров и чекистов». Несколько месяцев немцы возили в Катынь различные «международные делегации» и демонстрировали им «свидетельства зверств большевиков». Все эти визиты широко освещались прессой Третьего рейха и стран-сателлитов.
Поскольку к тому времени весь мир уже был наслышан о преступлениях нацистов наверняка, усилия геббельсовцев так бы и пропали втуне. Но неожиданно их активно поддержало польское правительство в Лондоне, тоже заявившее, что поляков убили русские. Это действительно способствовало возникновению напряжённости между союзниками. Так что отчасти гитлеровцы со своей миссией справились.
Однако после освобождения Смоленщины ложь нацистов была разоблачена. На долгие годы Катынь ушла с повестки дня, но семена, посеянные доктором Геббельсом, проросли через сорок с лишним лет. В конце 1980-х выдуманная нацистами байка была реанимирована теми, кто прилагал все усилия, чтобы добиться развала Советского Союза. А после того, как это было достигнуто, нелепая версия об убийстве поляков по приказу Сталина и Берии стала канонической.  
Особенно печально, что высосанная из пальца «катынско-медновская» сказка признана и российскими властями. В своё время и Медведев, и Путин так или иначе согласились с тем, что поляки были уничтожены НКВД. По крайней мере, именно так их выступления на эту тему трактуют в Варшаве. Это ставит наше государство в неудобное положение и является для поляков поводом для постоянных «наездов» на Москву с требованиями покаяний и компенсаций.    
Не получая достойного ответа, шляхтичи наглеют всё больше и больше. Варшава уже давно ведёт информационную войну против России по исторической тематике, масштабы которой год от года только нарастают. Здесь и кампания по борьбе с памятниками советским солдатам, освобождавшим Польшу, и отказ признать факт уничтожения военнопленных красноармейцев в польских лагерях в 1920-1922 годах, и выдумывание всё новых событийных поводов для предъявления России претензий.
Вслед за «большой» Катынью уже появилась «малая» (она же «Августовская облава»); так в Польше называют эпизод с арестом летом 1945-го СМЕРШем нескольких сотен скрывавшихся в лесах боевиков Армии Крайовой и просто бандитов, нападавших на советских солдат. Уже не первый год польские власти ищут признаки заговора Москвы в авиакатастрофе под Смоленском, в которой погиб президент Лех Качиньский. Сейчас в Варшаве готовятся на полную катушку использовать восьмидесятилетие т.н. «польской операции НКВД 1937-1938 годов», чтобы заставить Россию каяться за репрессии в отношении десятков тысяч граждан СССР, принадлежавших к этническим полякам.
Весь этот «праздник» будет длиться без конца. Никакие призывы одуматься и «обнулить» взаимные исторические претензии, начав строить отношения с «чистого листа» на Варшаву не действуют. Для польских властей, вне зависимости от того, какая партия сейчас формирует правительство, культивирование ненависти к русским – основа внутренней политики.
Поэтому российским властям давно пора сказать настоящую правду о Катыни, официально отказавшись от ранее сделанных Ельциным признаний. А заодно стоит дать чёткую оценку действиям Польши в конце 1930-х, когда её правительство приложило массу усилий, чтобы разжечь Вторую мировую войну. Ведь если поляки не хотят по-хорошему, нам тоже есть, что им предъявить.
А то за державу получается обидно.   
     
Максим Корнилов